VERONIKA BULYCHEVA

Véronika Bulycheva est née d’un père russe et d’une mère oudmourte dans un petit village de l’Oural en Russie. A 15 ans, commence des études musicales au lycée de Votkinsk, la ville natale de Piotr Illytch Tchaikovski: elle étudie l’accordéon, le chant lyrique, la direction de chœur et la direction d’orchestre.

En 1989 elle entre à l’Académie des Arts de Saint-Pétersbourg où elle suit un cursus de guitare jazz et apprend la composition. Ses études achevées, forte de plusieurs années d’expériences de la scène et confiante dans son talent, elle quitte Saint-Pétersbourg en 1992 pour Paris.

A Paris Veronika Bulycheva forme le duo Mamouchka avec sa compatriote Natalia Ermilova, chanteuse et violoniste elles enregistrent 4 CD de chant traditionnel russe (label ARB music). En même temps elles tournent pour les J.M.F (Jeunesses Musicales de France) pendant 4 ans, se produisent sur les scènes de Paris, notamment en première partie de Benabar. Mamouchka est accueilli par de nombreux festivals de musiques du monde.

Pendant son parcours professionnel Veronika Bulycheva côtoie des musiciens renommée internationale, tels que le trompettiste de jazz Erik Truffaz, bassiste Jannick Top, batteur camerounais Félix Sabal-Lecco, contrebassiste franco-turque Emek Evci, pianiste de jazz Martial Besombes, pianiste et compositeur Daniel Glet et violoncelliste Igor Kiritchenko.

Message

"Chanter l’Amour est mon oxygène. En Russie, vivant derrière le rideau de fer j’étais assoiffée de découvrir ce qu’il y avait derrière… J’ai toujours voyagé à travers la musique. A Paris, carrefours des cultures, mes rencontres avec des musiciens du monde entier m’ont ouvert d’autres horizons. Je chante le blues pour exprimer la révolte et la liberté. Durant la période communiste le jazz, considéré comme musique diabolique et loisir facile des bourgeois réprouvés, était interdit.

La nostalgie de la bossa se mêle parfaitement avec celle que draine la Russie, à une différence près : c’est qu’au Brésil il y a du soleil donc c’est une nostalgie lumineuse tandis qu’en Russie, elle est absolument tragique. J’ai envie de vivre heureuse et amoureuse. A travers mes chansons je me fie à l'homme et je livre les souffrances de la femme afin d’entamer un dialogue d’affinités…

Pour venir en France j’ai pris le Transsibérien mais dans l'autre sens - de l'est à l'ouest. Laissant derrière moi les plaines, les forêts et les rivières où l’on est soumis à la loi de la nature (là-bas on m’appelait Mowgli), je suis entrée dans la civilisation, m’enchaînant à elle, acceptant ses règles, son jeu de société, ce monde géré par les hommes et leur soif d’argent. Ici je me sens comme une boussole, partagée entre les 4 coins du monde : je suis européenne d’esprit, asiatique de naissance, africaine de cœur et indienne d'Amérique (parente des esquimaux) de par mes origines génétiques. Quelle direction je montre ? La mienne, peut-être, mais je ne sais pas où elle mène !"

ВЕРОНИКА БУЛЫЧЕВА

Вероника Булычева заметное лицо в обсуждениях, люди в России и во Франции знают, чтоона – уникальное и интересное явление в современной музыкальной культуре. Сама Вероника – человек межкультурный и полинациональный. По матери она представитель очень малочисленного народа, живущего в Удмуртии – бессермянка, а отец её выходец из Уральской области, русский с традициями яицкого казачества. Первое музыкальное образование Вероника получила в муз-пед-училище на родине Чайковского в городе Воткинске, затем в институте в Ленинграде. Переезд во Францию сблизил её с поисками новых направлений в мировой музыкальной культуре, открыл ей широту музыкальных звучаний разных этнических и неофольклорных групп и народов, старинных и современных направлений. Исполнитель русского фольклора, тонкий специалист, современный художник, чуткий композитор, Вероника искала свой авторский путь на сцене. Ныне звучание голоса и музыки Булычевой – уникальный полистилистический синтез разных музыкальных традиций и стилей, их сплав, творческое пересоздание. Вероника виртуозно и филигранно сплетает музыкальные импульсы, почти несоединимые. Её полистилистика завораживает – это синтез русского фольклора, фольклора удмуртского, традиции русского романса, французского шансона и того особого горького и романтического шарма, которым напитаны сочинения русских романсовых шансонье Парижа – отголоски надломленного мелодизма Вертинского – язык русско-парижской музыкальной школы, а рядом – отголоски народных интонаций африканских народов, американского блюза, буйного и взрывного афро-американского ритма. И всё это пронизано нервическим и эротическим током восточной напевности, и вдруг прозрачно стелется медитативным туманом. Кружевное струение ритмов выплескивается естественной и очень сценической интонацией, почти бытовой, доверительной и естественной «разговорностью», будто она просто общается с залом, доверяет ему свою выстраданную исповедь... и тут же её голос взмывает в тугом потоке чистой музыкальности, раскаленной ариозности, взлетая в высоты оперной страсти и ввергая нас в иронию оперетты... Это сцепление жанров, это полифоничность – переход из диалога в вокализ, в шутовство народной припевки, частушки, забавки, в золу цыганской напевности и набросков из арий – каждый концерт Вероники - полифонический мир Театра Песни, где каждая – маленькая сценка, театрализованная музыкальная драма, лирическая и ироническая.

Вероника наступательна и изменчива, трогательна и неуловима, она заполняет зал страстной силой своего текучего и гибкого голоса-многоголосья. Её сравнивают с великой Иммой Сумак, незабываемой уникальной певицей, чей голос глубоко и летуче штурмовал октавы – 5 октав – снизу доверху, от контральто до альта. Еще одна особенность творческого мира Булычевой – её готовность работать с насыщенными смыслами, сложными, содержательными поэтическими текстами. Тут высокая культура общения композитора со словом. Булычева пишет песни на глубокие, эмоциональные тексты современных русских и французских авторов. Она несет интернациональной публике вкус к слову, изысканность текстов, филигранную работу с чувством и образом. Часто, увидев её на сцене – такую ранимо-хрупкую, нежную как стебель цветка, гибкую, маленькую и мужественную, вспоминают Эдит Пиаф. Маленькая пламенная поющая женщина перед лицом зала. Уровень и установка на качество и профессионализм, содержательность собственного творчества и стали тем определяющим моделирующим фактором, который задал формат созданного Булычевой межкультурного проекта «Парижевск».

booking : +33 (0)663 45 75 67

© 2018 Veronika Bulycheva (Paris)

contact@veronikabulycheva.com